Идем на Sturm столовки пленных не брать

Воскресший взвод Сталинградская битва

Батальоны на Sturm шли по фронту лавиной, Гимнастёрками соль выносили на спинах. На студеных полях, отмеряя ползком, Вечность. сотка шагов, штыковая. видном.

Добивая в упор, не щадил пулемёт, Прошивая свинцом, пули плавили лёд. Воздух глухо хрипел от разрывов снарядов, Вопль. Ура! отгонял погибель стоявшую рядом.

Их она стерегла, расставляя капканы, Нефть с напалмом струёй разлетелась фонтаном, Языками огня запылали шинели, Головешки тела до костей обгорели.

Танки клином ползли, плоть живую терзали, Но из мёртвых, восстав, души вновь воскресали. Уходящий в прорыв, наш несломленный взвод Кровавой лавой поднялся – Вперёд!

Стоном вопила земля от осколков и стали, Круги ада пройдя, оборону взломали. Жертв никто не считал – рядовые войны Гибли за мама, за Россию сыны.

Гибелью храбрых легли на багряном снегу, Не дали ни пяди, ни метра противнику, Дань в атаке последней собой заплатили, И телами, и сердечком Россию закрыли.

Отстояли бойцы, предел не покинув, Не дошли в 45-м, не брали Берлина, О победной весне никогда не узнали. Свои жизни за нас в Сталинграде дали.

Портал Стихи.ру предоставляет создателям возможность свободной публикации собственных литературных произведений в сети Веб на основании пользовательского контракта. Все права автора на произведения принадлежат создателям и охраняются законом. Перепечатка произведений вероятна только с согласия его создателя, к которому вы сможете обратиться на его авторской страничке. Ответственность за тексты произведений создатели несут без помощи других на основании правил публикации и законодательства Русской Федерации. Данные юзеров обрабатываются на основании Политики обработки индивидуальных данных. Вы также сможете поглядеть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Каждодневная аудитория портала Стихи.ру порядка 200 тыщ гостей, которые в общей сумме просматривают более 2-ух миллионов страничек по данным счетчика посещаемости, который размещен справа от этого текста. В каждой графе обозначено по две числа: количество просмотров и количество гостей.

Все права принадлежат создателям, 2000-2022. Портал работает под эгидой Русского союза писателей. 18

Идем на Sturm столовки пленных не брать

[ Tags | 1995, 33 мсп, 74 омсбр, 98 вдд, статья, Sturm Сурового ]
[ Местопребывание | Москва, Наша родина ]

Вернёмся но к штурму Совмина 13 января 1995 года. По словам Рохлина: «Дудаевцы пошли на самый опасный и подлый шаг. Намедни штурма они вывесили в окнах Совмина трупы наших боец. На это было тяжело глядеть. Но к тому времени мы уже не 1-ый раз сталкивались с беспощадностью боевиков. Еще в 1-ые деньки штурма мы нашли захоронение десантников, трупы которых были обезглавлены. Позже находили трупы наших боец со вспоротыми животиками, набитыми травой, с отрезанными конечностями и следами других издевательств. Докторы, обследуя трупы, утверждали, что глумились над еще живыми людьми.» (Антипов А., «Лев Рохлин. Жизнь и погибель генерала», Москва, 1998, стр. 189, аналогично Рохлин высказывался в другом интервью: Асташкин Н.С. «По волчьему следу», Москва, 2005, стр. 132)

По воззрению демшизы это – злоблый поклёп на «гордый и свободолюбивый» чеченский люд. Попробую разглядеть это с различных сторон.

Понятно, что в штурме 13 января учавствовали: сводный батальон 98 вдд, 74 омсбр и 33 мсп, находившийся в резерве, (Антипов А., «Лев Рохлин. Жизнь и погибель генерала», Москва, 1998, стр. 189), также другие подразделения (спецназ ГРУ, ВВ МВД. ).

Беседы Алексея Николаевича Оверчука с участниками событий:«- Ты еще не знаешь, что трупы наших ребят и покалеченых, эти скоты раздевают донага и подвешивают в окнах. А сами из-за их стреляют по нам.- Этого не может быть!- Не вершишь? Михалыч! позвал военный. Ты был на последнем выходе, подтверди.Подошел офицер:. Я лично лицезрел это. Это было при штурме Совмина, в президентском дворце. такая же хуйня. Так что пиши смело, не страшись, эти скоты к тому же не на такое способны. он сплюнул и пошел по своим делам.Позже и другие офицеры подтвердили мне тоже самое. Я снова пообещал, что при первом же звонке в редакцию, когда буду зачитывать материал, расскажу об этом. (Забегая вперед, замечу, что пообещал напрасно. Романтиком был. Из Сурового мне казалось, что столичная редакция достаточно серьезно относится к моей работе и уважает меня за то что я делаю. Но главный редактор воспретил это печатать заявив, по словам моих друзей: что я сижу опьяненный в какой-либо гостинице Моздока и сочиняю мерзкие сказки).»

А вот конкретный участник событий от ВВ МВД Борис Никодимович Батурин: «Это не война, это зверство ужасное, но в каком плане? На наших очах попала мина в генерала Воробьева (умер 7 января 1995 года). И с ним находились люди. Итак вот мы смогли вынуть трупы позднее. Почему? Вы понимаете, как животные накинулись на то место. Преднамеренно стреляли по нашим людям и не давали подойти. Для того чтоб уничтожить больше наших. Делается до боли просто: перебили колено одному, его нужно вытаскивать. Подползает 2-ой, и его нужно вытаскивать. А позже методично по одному стреляют. Вот что делается Никто из вас, наверняка, не лицезрел, как вывешивали наших покалеченых в окнах Совмина, а я лицезрел. Никто не показал, что на выбитом углу дворца на железных опорах были подвешены наши пленные. А я лицезрел. Не кастрированных, а растерзанных людей. Лицезрел.»

В репортаже Ольги Герасимовой и Василия Устюжанина 24.01.1995, «Комсомольская правда» промелькнул небольшой кусок: «На последующий денек мы говорили с 18-летним Андреем из (98-й) воздушно-десантной Ивановской дивизии. Его батальон совместно с самарцами (81 мсп) и волгоградцами (33 мсп) атаковал президентский дворец и Совмин.— Нас было 400. Мы прибыли в Моздок 14 декабря. 29-го нас бросили в Суровый. На данный момент от батальона осталось меньше 100 человек. Двое моих друзей попали ранеными в плен. Через несколько часов нам подбросили их тела. Одному вырезали сердечко. А второму вспороли животик и набили гильзами.Ребята, побывавшие в боях, подтверждают, что наших покалеченых подвешивали за ноги в окнах Совмина и из-за их тел вели прицельный огонь».»

Давайте выслушаем и другую сторону. Хотя она очень без охоты делится мемуарами, но кое-что удалось накопать.

О том какие характеры по сути царствовали у дудаевских боевиков поведал некоторый Хизир И. в книжке Тишкова В.А. «Общество в вооружённом конфликте», Москва, «Наука», 2001,: «Я, к примеру, российских не обожал, сколько для себя помню.» (стр. 92), «После занятия Сурового русскими, мы не давали им ни 1-го денька передышки. Война, естественно, была беспощадная. Бойцы нашего батальона никогда не брали российских в плен. И даже покалеченых обязательно добивали. Были и посреди нас извергы, которым доставляло наслаждение резать пленных русских боец, вырезать им внутренности. Я этого никогда не делал, так как мне это было тошно, как было бы тошно резать свинью.» (Тишков. В.А. «Общество в вооружённом конфликте», Москва, «Наука», 2001, стр. 373-375).

Из вышепреведённого отрывка следует, что беспощадность к пленным не была инициативой отдельных боевиков, а была, как минимум, на уровне батальона. Но приказы отдавались еще выше. Управление боевиками производилось из дудаевского дворца, в каком на тот момент «остались верные друзья и товарищи: Аслан Масхадов, Зелимхан Яндарбиев, президентская гвардия и ополченцы.» (Дудаева Алла, «Миллион первый», Москва, 2003, стр. 319).

Сам дворец обороняла «гвардия» Дудаева: «Моя охрана занимала позицию на 5-ом этаже Президентского дворца. Оттуда можно было держать под контролем всё место вокруг строения, также вести бои против российских снайперов, забиравшихся в высотные дома рядом с кафе «Татабанья» и Центральным рынком. Легче всего было вести огнь по группам противника, пытающимся приблизиться к Дворцу и прорвавшейся бронетехнике. Не считая того, мои ребята довольно отлично контролировали и часть места меж городской мэрией и Сунжей, Парламентом и гостиницей «Кавказ», большой мост и площадь Свободы. Пулемёт-«красавчик» Салмана Эльмурзаева отлично справлялся с поставленной задачей, что явствовало из воспоминаний ребят, спускавшихся в подвал на отдых при смене их другими группами. В Президентский дворец наведывались разные группы ополченцев: получить задание в основном штабе, восполнить боеприпасы, передохнуть.» (из книжки З.Яндарбиева «Чечения – битва за свободу»)

Не считая того, в обороне участвовали другие дудаевские подразделения, в часности, ДГБ и СВР. А именно, в ночь с 12-го на 13-го января 1995 года в здании Совмина был ранен небезызвестный Х.-А. Нухаев (шеф СВР): «Ночью с 12 на 13 января наши бойцы, удерживающие здание Парламента и гостиницу, начали просить подкрепление. Но резервов у Аслана (Масхадова) не было. Тем паче, что место меж 2-мя зданиями беспрерывно простреливалось русскими из всех видов орудия. Не всякий решался его преодолеть. Были убитые и раненые при попытке перейти это место, можно сказать, «зону смерти». Но Хожа-Ахмед вызвался по своей инициативе пойти со собственной группой на помощь заступникам Парламента. Добрались с огромным трудом, к тому же, с потерями: один боец был убит. В бой вступили слету: необходимо было очищать здание от проникших туда русских групп. Тут, в пылу схватки, Хож-Ахмед получил ранение в ногу.» (из книжки З.Яндарбиева «Чечения – битва за свободу»)

Остановлюсь незначительно на том, как работали дудаевские подразделения.

Пример работы ДГБ – ликвидирование группы Лабазанова 13 июня 1994 года: «Sturm штаб-квартиры «Нийсо», продолжавшийся в течение 10 часов, завершился полным разгромом лабазановцев, но главарю удалось ускользнуть. Пленных расстреляли здесь же, 1-го отпустили, так как за него походатайствовал проходивший мимо места экзекуции некий политико-криминальный авторитет, а троим просто оторвали головы. Этих злосчастных надежно привязали к деревьям, набросали на шейки петли из железных тростей и, прицепив концы к внедорожникам, подергали как надо. Отлетевшие от тел головы кинули в мешок, как арбузы, и бросили к ногам толпы зевак, собравшихся на площади «Минутка». И эту варварскую акцию устрашения в средневековом стиле провела структура, считавшаяся официальным правоохранительным органом «чеченского государства»». (Иорданов. М. «Тайное общество «Ичкерия»», Махачкала, 2001, стр. 63-64)

Всё это даёт основание представить, что у Дудаева была особенная стратегия работы с журналистами, с помощью которой и создавался миф о «добром, человечном горце»? Также становится разумеется, что была группа «потёмкинских» пленных, которых кормили устрицами мясом, поили шампанским, отдавали матерям и всячески демострировали это журналистам. Как говорится, простенько, но со вкусом, т.е. действовало. И ещё до сего времени действует в мозгах демшизы, и не только лишь у неё.

Из статьи Виктор Петрова и Владимир Котмишева «Девять дней на войне» (описываются действия 21.01.1995 года):

«Леша Безлипкин (из 81-го мсп) посиживает уже переодетый в то, что привезла ему мама. Как я сообразил, человек, который отпускал его. из штаба. Это просто волшебство, что он заглянул к Шамилю (Басаеву) в «999». С Безлипкиным он встречался еще в президенском дворце.

Понимаю, что все это говориться для меня. Слушай, журналист, слушай и не гони позже туфту про голодных и кастрированных пленных. Напиши позже, как ополченцы приносили на христианское рождество шампанское и водку для пленных русских боец. Это при том, что сами не пьют. Все напиши.»

escapistus

.Граждане патриоты. Ну, что ж вы за дурачье-то такое? Ну, кто ж вас вечно за язык-то тянет? Без костей этот ваш. Совсем не умеете хранить вашу Ужасную Военную Тайну. Так как не соображаете ни хрена, придурки. И читать ни фига не умеете. Нет, не мальчиши вы! Целое скопище вредителей и предателей. Товарищ Сталин не одобряет. Болтаете много, НКВД на вас нет.

READ  Бензопила Sturm Stein Ss 109 Видео

Очередной ваш дурачок взял и прислал мне ценнейший документ, о котором я до этого ничего не знал. Это приказ Гитлера, запрещающий брать в плен англо-американских диверсантов на Западном фронте. Заметьте, не всех попорядку диверсантов собственных бессчетных противников, включая российских, также упомянутых в приказе для примера подлости неприятеля, а только этих. Самых подлых.

Документ. сногсшибательный! Очень выпукло характеризующий, как самого Гитлера, так и всю армию Третьего Рейха. Которую, оказывается, необходимо. уговаривать творить военные злодеяния. И чуток ли перед ней не просить прощения за подобные приказы. Чуток ли ни оправдываться, и так тщательно объяснять, с чем связана исключительность и вынужденность схожих решений. Которые созрели, заметьте, только к финалу 1942 года. Читаем преамбулу приказа.

«Я считаю себя вынужденным издать жесткий приказ относительно уничтожения диверсионных групп противника и подвергать суровому наказанию за его невыполнение. Я считаю необходимым информировать главнокомандующих и командиров о причинах введения такого порядка»

И далее следуют обширные объяснения и значимые аргументы. Гитлер приказывает уничтожать диверсантов противника, но, при всем этом,, практически, уговаривает свою армию верно его осознать. Фигасе! Гитлер разъясняется со своими подчиненными, практически извиняется за приказ на полное ликвидирование 1-го из видов противника. Как это? С чем это едят? Разве Гитлер был таковой?

А где же настолько отлично знакомое нам по лживым коммуняцким фильмам непоколебимая тевтонская суровость и человеконенавистническая нацистская бескомпромиссность? «Зольдатен! Я требую от вас тотальной войны и самой решительной беспощадности ко всем, кто встретится на вашем пути». Регулярно переходящая в истерику: «Мерзавцы! Слюнтяи! Я требую от вас полного уничтожения всего живого на своем пути! Убивайте всех, не ведая сомнений, не щадите никого, включая грудных младенцев! Я освобождаю вас от химеры совести, и беру на себя все ваши преступления». Я ничего не перепутал про советские киношки про войнушку? Читаем концовку приказа.

«Если появится целесообразность оставить в живых для допроса одного или двух человек, то после допроса они должны быть немедленно расстреляны»

«Ну, если надо для дела. «. согласился фюрер с очевидным. Но все равно, все диверсанты должны быть уничтожены сразу же, на месте. Таких пленных не брать. Причина указана в обширном тексте приказа. англо-американские свиньи повадились отправлять в качестве диверсантов не реальных военнослужащих, а всякое уголовное отребье, и так приговоренное ими же самими к смерти.Включая их же собственных бывших военнослужащих, виновных в убийствах и изнасилованиях.

О каковой своей подлой практике сами же американцы и сняли потом фильм «Грязная дюжина». В обмен на отмену смертного приговора этим ублюдкам предлагалось пойти на смертельный риск в немецком тылу. Но кто из них выполнит задание и, при этом, выживет, тот и дальше будет жить, смертый приговор для них отменят.

Гитлер справедливо назвал этот подлог. посылку уголовников вместо солдат, возмутительным злоупотреблением Женевской конвенциейо военнопленных. Подлостью низкого и коварного врага, у которого нельзя идти на поводу, читайте текст приказа. А вы согласны считать невзятие в плен и уничтожение на месте самых безбашенных уголовников тем же самым, что и казни военнопленных, запрещенные Женевой? Вот, и Гитлер был вынужден объясняться со своими солдатами. Чтобы не путали одно с другим. А из всего этого у меня к вам вытекает еще один вопрос. А вы теперь понимаете, как в Третьем Рейхе обращались с подлинными военнопленными?

А англо-американцы пленных диверсантов именно казнили. Мстили истинным солдатам за своих уголовников, нашли повод. Нет, убивали не прямо на поле боя, как, вообще-то, все в реале и делали, если язык в штабе не нужен, а именно казнили пленных. Деловито, не спеша, с чувством, с расстановкой. И публично! Они демонстративно клали на Женевскую конвенцию о военнопленных. И сами же все фоткали без малейшего стеснения, ублюдки. Нагло, с вызовом всему миру: «Да, мы. военные преступники, и чо?»

На Sturm Донбасса бросят бригады им. Кости Блакитного и Елисея Ботинка

Как ожидается, 29 января президент Украины Петр Порошенко подпишет указ о присвоении 93-й отдельной механизированной бригаде ВСУ почетного имени Холодного Яра. Это соединение будет не первым, удостоенным подобной чести. С августа минувшего года тоже по воле главы того же государства 72-я отдельная механизированная бригада ВСУ стала имени Черных запорожцев.

В России, естественно, практически никто не в курсе, каковы исторические корни новых воинских регалий Киева? Хотя разобраться в этом стоит. Потому что тогда нам станет яснее, по каким критериям проводится отныне отбор в пантеон бандеровской славы современной Украины. А значит точнее разберемся, для войны с кем, какими методами и во имя чего идеологи нынешнего киевского режима готовят свою армию?

Чтобы яснее стала вопиющая абсурдность происходящего, прежде выясним, откуда есть пошла 93-я бригада ВСУ? А вот откуда: свою родословную соединение, на постоянной основе расквартированное в пгт. Черкасское Днепропетровской области, ведет от 93-й гвардейской, дважды Краснознамённой, Харьковской орденов Суворова и Кутузова 2-степени стрелковой дивизии, сформированной в 1943 году. Боевое крещение дивизия получила в Курской битве, где участвовала в знаменитом танковом сражении под Прохоровкой.

Потом было освобождение Украины от фашистов, Ясско-Кишинёвская, Дебреценская, Будапештская, Братиславско-Брновская и Пражская наступательные операции. Всего в годы войны за мужество и отвагу 16898 бойцов и командиров соединения были награждены орденами и медалями, 14 стали Героями Советского Союза.

Кандидат от КП оказался в эпицентре кампании по дискредитации

Этой дивизии, как теперь выясняется, после Победы не повезло снова очутиться на освобожденной, в том числе и ею Украине. В 2014 году судьба сделала немыслимый вираж и поставила внуков победителей в битве под Курском в одну шеренгу с нынешними нацистами. Уже не стрелковая, и не дивизия, а 93-я механизированная бригада была брошена в Донбасс. Ее солдаты и офицеры стойко обороняли Донецкий аэропорт и очень патетично были названы официальным режимом киборгами.

Позже разгром в Иловайском котле. Всего в ходе так называемой АТО по состоянию на октябрь 2017 года бригада потеряла 272 человека убитыми (из них 114 солдат и офицеров под Иловайском). Еще 15 пропали без вести.

И вот теперь тех, кто уцелел, Киев призывает равняться не на Курск и Прагу образца Великой Отечественной войны, а на неведомый нам пока Холодный Яр. Что именно подразумевает такая Honor?

Если исходить из официальной информационной справки, опубликованной по приближающемуся торжественному поводу украинским порталом Ukrainian Military Pages, перед нами один из наиболее известных символов украинской воинской доблести в течение очень длительного времени.

Насчет длительного времени, конечно, явная брехня. Потому что если кто и помнил про Холодный Яр, допустим, в советской Украине, то лишь книгочеи-исследователи и работники краеведческих музеев Кировоградской и Черкасской областей, ведавшие узкоспециализированными архивными фондами, проходившими по разделу Борьба с бандитизмом в годы Гражданской войны. Однако если в Honor фигурантов давних уголовных дел в соседней стране теперь с какого-то перепугу называют целую механизированную бригаду, то в мутную историю Холодного Яра придется окунуться и нам.

На самом деле речь идет об обширном лесном массиве, расположенном на юге Черкасской и севере Кировоградской областей. Именно в этих краях родился когда-то знаменитый гетман Богдан Хмельницкий, воссоединивший Украину с Россией. Но солдатам и офицерам 93-й отдельной мехбригады нынешний Киев предлагает чтить вовсе не его. Братья Олекса и Василий Чучупаки, бывшие учителя из села Мельники, вот чьи имена волею Порошенко на днях будут подняты на боевое знамя украинской бригады.

Оба брата были атаманами так называемой холодноярской республики, в июне 1919 года возникшей в кровавом хаосе Гражданской войны в здешних дубравах. Естественно, их родное село и было объявлено столицей республики. Штаб братьев-разбойников располагался в Мотронинском монастыре.

Под началом Чучупаков в разное время в лесах собиралось от 15 до 30 тысяч бандитских штыков и сабель, состоявших почти исключительно из жителей окрестных сел и деревень. Главный объединительный лозунг: Никакой власти, кроме украинской!

Соответственно, лихие холодноярцы резали и рубали шашками всех, кто этой глубокой мысли не разделял красных из 3-й Украинской советской армии, чекистов, белых офицеров генерала Слащева, анархистов. Причем, пленных красноармейцев нередко живьем закапывали в землю или забивали палками.

Подручные Чучупаков совершали нападения на железные дороги, сахарные заводы, разбивали отряды чекистов и препятствовали работе продотрядов. А когда хотелось просто пограбить устраивали масштабные еврейские погромы.

По соседству, под Чигириным, примерно тем же самым тогда занимались тоже очень многочисленные банды верного союзника батьки Махно атамана Коцура. Так даже с ними у холодноярцев началась ожесточенная вражда, выливавшаяся во взаимные вооруженные нападения и грабежи. 25 мая 1919 года полк обвиненного в излишних симпатиях к коммунистам Коцуры был разбит братьями-разбойниками в Чигирине.

А какая публика собралась к тому времени в Холодном Яру! Личный состав 93-й механизированной бригады, наследники триумфаторов битвы под Прохоровкой, вы только вслушайтесь в имена, то ли в бандитские кликухи самых видных соратников братьев Чучупаков: Елисей Февраль-Ботинок, Сирко, Глаз, Черный Ворон, Мефодий Голик-Зализняк, Семен Волк, Нестеренко-Орел, Костя Блакитный Это им, а не маршалам Жукову и Рокоссовскому вы скоро будете регулярно отдавать воинские почести по торжественным поводам!

Впрочем, не будет отвлекаться. Вся эта нескучная лесная вакханалия с ночными налетами, сверканием шашек и пулеметной стрельбой продолжалась в Холодном Яру и его окрестностях аж до 1922 года. Раньше искоренить разбойничью республику не получилось потому, что ее захистныки при свете дня в большинстве представали скромными буханкаоробами. И только к ночи по сигналу из леса доставали с чердаков и с сеновалов винтари и наганы

Вот, собственно, так и рождались наиболее известные символы украинской воинской доблести (по версии уже упомянутого портала Ukrainian Military Pages). Их, правда, подобных символов, раньше интересных только краеведам, следователям и криминалистам, сегодня в Киеве много повытягивали на свет божий из самых темных схронов очень непростой истории Украины. Если угодно вот еще один Черные запорожцы. Их имя с августа Порошенко присвоил 72-й отдельной механизированной бригаде Сухопутных войск Украины.

Если не вдаваться в подробности тут все, как под копирку с историей Гражданской войны в Холодном Яру. Черными запорожцами или черноштычниками называли других отчаянных головорезов с оселедцами на головах. На их знамени было начертано 1-й конный полк Чёрных Запорожцев. На обратной стороне полотнища череп с костями и надпись Украина или смерть.

Пленных не брали, но и сами старались не попадаться. Так как знали: забрызганных чужой кровью по самое не могу черношлычников в ответ не пощадит никто.

Бывший командующий армией УНР генерал Михаил Омельянович-Павленко вспоминал: О „черных запорожцах“ надо говорить отдельно Где произошел какой-то дебош, „черные“. Славное военное дело они же Казаки во всем черном, с летучими в воздухе длинными шлыками вызвали среди врага переполох.

Все в точности, как в те же годы в Холодном Яру, тоже били и красных, и белых. Главный враг москалик. И неважно, погоны он носил или буденовку.

READ  Как поменять ручку на STIHL 180

И все же почему и черных запорожцев, и холодноярцев сегодня вдруг вытянул Киев из исторического забвения и срочно призывает на службу в ВСУ? Главный враг москалик! Любой, независимо от политических взглядов и партийной принадлежности. Вот главное для этой власти отныне в выборе символов воинского воспитания украинских солдат и офицеров. Ради этого 29 января и обнародует Порошенко свой новый указ.

Украина мечтает повторить кошмар малазийского боинга, чтобы обвинить ДНР и ЛНР

Вот еще что важно: куда ведет эта идеологическая дорога? Легко проследить на примере двух сложных судеб. Одна Юрия Горлиса-Горского (настоящая фамилия Городянин-Лисовский), тоже деятеля холодноярской республики. Ему повезло не угодить ни под пулеметы буденовцев, ни под шашки врангелевцев. Бежал в Польшу, там написал роман Холодный Яр, который сегодня широко популяризируется на Украине и уже стал частью священного писания местных националистов.

В 1940 году оказался в Финляндии, которая вступила в войну с Советским Союзом. Пытался склонить правительство Маннергейма к формированию в составе финской армии подразделения из пленных красноармейцев украинской национальности и отправки их на передовую. Эта затея не удалась.

Жил во Франции до оккупации ее гитлеровцами. Предложил и новым хозяевам свои услуги. Стал работать на геббельсовской радиостанции, вещавшей на СССР. А в 1942 году приехал в оккупированный к тому времени немцами Ровно. Там стал активно сотрудничать с Абвером помогать чистить гитлеровский тыл от советского подполья и партизан. После капитуляции Германии в 1945 году при невыясненных обстоятельствах погиб в лагере для перемещенных лиц в баварском городе Новый Ульм.

А теперь снова вернемся к черным запорожцам. Вернее к тем страницам биографии их командира Николая Дьяченко, в которых описан его служебный путь после Гражданской войны.

Бежал в Польшу. С 1928 года служил майором в Войске Польском. После прихода в страну гитлеровцев оказался в Кенигсберге в лагере для интернированных польских офицеров. В 1940 году на удивление просто был выпущен из лагеря. Что иначе, чем началом сотрудничества с германской разведкой объяснить просто невозможно.

Дальнейшие события только подтвердили эту догадку.

1940 год начальник полиции польского городка Сувалки.

1941−1942 годы сотрудник административных органов оккупированных гитлеровцами Полтавской и Черниговской областей Украины.

С августа 1942 начальник штаба Полесской сечи Украинской повстанческой армии атамана Бульбы-Боровца.

В 19421943 годах главный резидент Зондерштаба R Абвера в центральных и северо-восточных районах оккупированной территории Украинской ССР. В качестве начальника разведшколы радистов готовил шпионов к заброске в советский тыл. Активно участвовал в борьбе с партизанами Ковпака и Федорова. Летом 1943 года с группой диверсантов по заданию Абвера сумел внедриться в один из партизанских отрядов и ликвидировал двух его командиров.

Киев отказался забирать принадлежащую ему военную технику из Крыма

В марте 1944 принимал участие в формировании Украинского (Волынского) легиона самообороны. В немецкой документации легион назывался иначе 31-й батальон СД. С августа 1944 командир названного легиона. В этом качестве участвовал в подавлении Варшавского восстания.

С начала 1945 года командир 3-го пехотного полка Украинской освободительной армии в составе Вермахта. С февраля 1945 года командир отдельной противотанковой бригады Вермахта Свободная Украина. За бои с советскими войсками в районе Дрездена заслужил гитлеровский военный орден Железный Крест 2-класса.

В апреле 1945 года бригада Свободная Украина сражалась в составе танкового корпуса Герман Геринг группы армий Центр. Была полностью разгромлена в Судетах. 9 мая того же года Дьяченко сдался в плен американцам. Отправлен в Мюнхен, где стал активно сотрудничать с разведкой США.

Логичен такой вопрос. Обычно в любой воинской части, носящей почетной наименование, оформляются специальные стенды, рассказывающие новобранцам о славных традициях. Бесспорно, в 93-й и 72-й украинских бригадах сляпают нечто подобное. А о том, чем завершили свою борьбу с москаликами, а значит с Советской властью агенты Абвера холоднояровец Горлис-Горский и черный запорожец Дьяченко там тоже будет написано?

17 ноября 2014 года Верховный суд признал экстремистской деятельность Украинской повстанческой армии, Правого сектора, УНА-УНСО и Тризуба им. Степана Бандеры, организации Братство. Их деятельность на территории России запрещена.

Читайте новости «Свободной Прессы» в Google.News и Яндекс.Новостях, а так же подписывайтесь на наши каналы в Яндекс.Дзен, Telegram и MediaMetrics.

Онколог рассказал о методе, позволяющем избавиться от вторичных опухолей в позвонках

Пленных не брать!

Порой наступишь ненароком на лягушку, вздрогнешь от омерзения: какая гадость! – но только и всего. Куда ужасней прикоснуться, хотя бы слегка, к телу человека: сей же миг растрескаются и разлетятся мелкими чешуйками, как слюда под ударом молотка, пальцы, и долго еще будет судорожно сокращаться желудок – так мучительно трепещет на деревянном настиле палубы сердце выпотрошенной акулы. Столь отвратительны друг другу люди! Прав ли я? Возможно, что и нет, хотя скорее всего да.

С прискорбием сообщаем, что ваши услуги в качестве гражданина больше не требуются.

– Сколько просишь? – спросил цыган, задумчиво глядя на электробритву.

– Неплохо бы тысяч пятьсот. – заискивающе сказал я, внутренне себя растаптывая.

Цыган хехекнул, почесал под левой мышкой и пошел прочь. Я догнал его и ухватил за скользкое пиджачное плечо. От него воняло чесноком, дерьмом и куревом.

– Ну что я с ней делать стану? – рассудительно поинтересовался цыган, не оборачиваясь. – В задницу вставлять?

– А хотя бы, – зло ответил я. – Никогда не поверю, что не придумаешь. Продашь небось втридорога. Ты смотри, рома, бритва-то японская, «Панасоник»!

Цыган повернулся, хитро посмотрел на меня и ловким движением извлек из кармана мятую сотню.

– Всё равно никто не купит, понял? Ну, еще полтинник добавлю.

И он ушел с моей бритвой в уродливой, бесформенной сумке из синего брезента, а я остался стоять посреди рынка, тиская в кулаке сто пятьдесят тысяч. Главное, что сволочь цыган был стопроцентно прав. При нынешней подаче электричества все брились безопасками. Вот если бы пакетик «Бика» заиметь. Небось за те же пол-лимона свободно бы продал. Только хрен бы я продавал, себе бы оставил.

Но это всё ерунда. Пойду хоть пожру по-человечески, раз уж провернул такое дельце.

И я пошел в столовую. Столовая помещалась в аккурат за углом, возле большого здания с надписью крупными буквами «бомбоубежище» на облупленной стене. Возле входа сидели нищие – от древних старух с иконами до безногого парня лет двадцати трех в драной камуфляжной куртке, с медалью за украинскую кампанию. Я бы дал ему штук пять, но мелочи не было. Да и медаль могла быть куплена тут же, на рынке, а ноги, типа, поездом отрезало по пьянке, уснул на рельсах. Или отморозил опять же по пьяному делу.

Зал по обыкновению кишел разномастным народом – многие продолжали здесь начатые на рынке торговые операции, другие просто ели, третьи грелись и смотрели, что бы такое стибрить. Отдельной компанией у стены жались раковые больные и спидоносцы – их по привычке избегали, хотя рак-то не заразен. Их, по идее, кормили по каким-то особым талонам, но никто этих талонов не видал, а жрали раковые ту же бурду, что и все. Я осмотрелся: в правом дальнем углу вроде бы было поспокойнее и даже просматривались свободные места за сколоченным из горбылей и ДСП столом.

Пока я тискался туда, мне три раза пытались продать «настоящую кристалловскую водку», а какой-то хмырь откровенно попробовал влезть в карман, за что я наступил ему на ногу. Поскольку хмырь был в шлепанцах, а я – в армейских ботинках с подковками, это произвело достойный эффект.

За столом обнаружился один дальний знакомый – парень по кличке Дрозд, вроде бы рабочий с гидропонных установок, буханкаавший мутный рыбный суп, сваренный из поставляемой хитрыми японцами муки. По слухам, раньше они пускали эту муку на удобрения, а теперь везут к нам в качестве компенсации за острова и Сахалин. Видал я ту муку – желтая, вонючая.

– Здоров, Валерик, – сказал Дрозд, шлепая рукой по занозистой доске, изображающей лавку. – Жрать пришел?

– Кушать. Ты место мне подержи, я пойду возьму чего. Что там у них есть?

– А что всегда. Суп японский, пюре и капуста квашеная.

Меню столовой разнообразием не отличалось, иногда вместо пюре была тушеная капуста, а вместо квашеной – сырая. Летом давали яблочный компот, но сейчас, в мае, о компоте и речи не могло идти. По крайней мере в этой столовой.

Вообще-то с моими полутора сотнями я мог побить ноги в более приличное заведение, но стоило ли? Рассуждая так, я взял чуть теплую миску с супом, тарелку с размазанным по ней пюре из картофельного порошка, серую в черных точечках капусту брать не стал, прижал локтем к боку кусок буханкаа и вернулся на свое место. Дрозд исправно стерег его.

– Может, махнем по граммулечке? – предложил он. – У меня получка завтра, а я дома в пальто старом заначку нашел, уж не знаю, когда ее туда и сунул. Нажрался, видно, вот и спрятал.

– Махануть можно, а не подохнем? Сам знаешь, что тут продают, – засомневался я, погружая ложку в суп.

– Есть надежный дядька, сейчас метнусь к нему и принесу.

Дрозд поднялся и ввинтился в толпу. На освободившееся место тут же наловчилась сесть костлявая тетка с двумя тарелками капусты, но я цыкнул на нее, и тетка, негодуя, исчезла. Впрочем, Дрозд вернулся быстро и водрузил на стол поллитровку с розоватой жидкостью. На бутылке виднелись следы наклейки: «Зубровка».

– Не ослепнем? Розовая, сволочь, – заметил я. – А если метиловый?

– Херня. Я пил много раз, не ослеп. Дядька ее из какой-то химии гонит, но очищает. Бывший главный инженер с полимерного, даже, кажется, доктор наук. Пахнет, что характерно, малиной.

Мы приложились прямо из горла, и я отметил про себя, что дядька и впрямь знает в выпивке толк. По крайней мере помереть не придется. Доктор наук, как-никак. И малиной пахло.

После третьего прикладывания в голове появилось приятное кружение. Я пихал в себя холодное пюре, а Дрозд, у которого закуска кончилась, дымил самокруткой из корейского эрзац-табака. Снаружи пошел дождь, и на стол крупно закапало с потолка.

– Ну что? – спросил он. – Не работаешь сегодня?

идти, sturm, брать

– Я уже третий день не работаю. Закрыли нас, – поведал я. – Бритву сегодня продал цыгану, хорошая была бритва, «Панасоник».

– Хрен с ней, всё равно света нету, – махнул рукой Дрозд. Его хищное продолговатое лицо внезапно озарилось, и он воскликнул: – Слушай, а пойдем это самое?

Его сосед слева оторвался от разрушения и поглощения капустных бастионов и с интересом посмотрел на нас.

– Ты, мужик, лопай. Я не тебя пихаться зову, – грубо сказал ему Дрозд и продолжал: – Перепихнемся, водочки попьем, может, пожрать даже чего спроворим у девок. У меня кое-что осталось, и бритву твою проссым за всю мазуту. Или тебе деньги на что другое нужны?

READ  Фреза для обработки нержавеющей стали снр 12

Я подумал, машинально выскребая тарелку. Допустим, приберегу я эти бабки. Проем через неделю при самой жесткой экономии. И что с того? А тут и девки, и выпивка, и жратва. Ну, жратва, конечно, под вопросом, но вариант интересный. Ни на что мне эти паршивые деньги не нужны, коза им хозяин, решил я и спросил:

– А у вокзала, – блестя глазками, сказал Дрозд. – Где Путину памятник. Там общежитие раньше было, а как потом фабрика швейная сгорела, так они жить и остались. С ОМОНом пробовали выгонять, так бабам-то что, чего надо наружу выставил – вот и весь ОМОН. Плюнули на них, так и живут. Я на той неделе познакомился. Только надо водки купить и закуски чуть-чуть для начала, а там у них самих еще найдется. А то не пустят.

– Бери у своего доктора еще пузырь, а насчет закуски разберемся, – скомандовал я и сунул недоеденный буханка в карман.

Дрозд обрадовано поскакал за выпивкой, а я пошел наружу.

Дождь все еще шел – слабенький и тепленький. Видно, скоро погода на поправку пойдет. Напротив, у покосившегося забора, степенный и благообразный мужик в дерматиновом плаще кормил сеном лошадь. Лошадь, запряженная в очень приличного вида, зеленую телегу, косилась на меня умным черным глазом и вкусно хрумкала. Сельский, наверно, мужик, из зажиточных – вон, и телега у него какая, и кобыла вроде не сдыхает, и ног у нее сколько природой положено.

Через тучки неожиданно ударило солнышко, и мир – включая меня самого, правильную лошадь, зеленую телегу и степенного мужика – показался мне на редкость милым и добрым. Наверное, докторова выпивка заработала на полную мощность.

– Отец, у тебя курить не найдется? – совсем растаял я, обращаясь к мужику. У таких махра всегда имеется, самосад.

Мужик сунул лошади еще пук сена и вычурно спросил:

– Экий ты, отец, серьезный, – удивился я. – Пожалел божьему человеку папироску.

– Этаких божьих людей полезно на деревьях за ноги вешать, – ответствовал мужик, после чего повернулся ко мне дерматиновой спиной, ясно давая понять, что разговор окончен.

Я хотел уже объяснить этому долбаному фермеру, что ему следует и чего не следует позволять себе в городской черте, но кто-то потряс меня за рукав. Это был лучезарный Дрозд.

Ребенки пленных не берут

Старый мир давно умер. Вокруг раскинулся новый. Жестокий, суровый и неприветливый. Устанавливающий правила столь же суровые и жестокие. Здесь придется забыть про гуманизм, права человека, и презумпцию невиновности. Есть враг. Врага надо убить. Есть друг. Друга надо спасти. Все! Всех остальных. не трогать, пока не станет ясно, друг это или враг. Не «доказано», а «ясно»! Каждый сам и прокурор, и адвокат, и судья. И палач. Разбирательство проходит в доли секунды, а приговор приводится в исполнение немедленно и обжалованию не подлежит.

Пришедшему с добром всегда найдется место у очага.

Но тот, кто не хочет мира, виноват сам. Герои древних сказаний оживут, чтобы нести смерть врагам, и легендарные карашайтаны вновь придут в мир, чтобы избавить его от правителей, возомнивших себя великими. Ни один враг не уцелеет. «Ребенки» пленных не берут.

Страсть. это Sturm, где пленных не берут.

В бою мы пленных не берём, поскольку пленные – обуза! В бою царица – аркебуза, а двор – кинжал, палаш, копьё. В бою всегда один закон: коли и режь, руби наотмашь, здесь царь один – инстинкт животный, так было в мире испокон! Какие правила в войне?! кто соблюдал их хоть однажды?! В боях конвенции не важны, а соглашения – втройне!

Да, ты моя! – сомненья прочь – сегодня ты моя добыча, таков всегда войны обычай: я твой хозяин в эту ночь! Пускай, невинна ты сейчас, твой белый флаг окрашу кровью, ты назовешь потом любовью моё желанье быстрых ласк. Но это вовсе не любовь: азарт борьбы, погони, боя – все ощущения героя, что к смерти в этот миг готов.

В бою любовь излишня – страсть бойцом владеет безраздельно, она опасностью смертельной в насилье даже вносит сласть. В бою участники пьяны: в них нет участья, сожалений, в бою немало впечатлений, лишь ощущенья нет вины! Я не сумел понять одно: как победив в пылу сраженья, победа станет пораженьем? – Любовь всегда тому виной!

Борьба как страсть, она пьянит! Любовь не щит, в бою от ран не защитит!Лена.

Ну, Лена, не соглашусь! Помните: смелого пуля боится. Так и с любовью: она дает нам стимул к жизни, а значит побеждает смерть! Спасибо за отклик. Удачи и любви Вам! С теплом, Виктор

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

[Хайлайты] Мадагаскар. Пингвин Первый

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Все права принадлежат авторам, 2000-2022. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18

Идем на Sturm столовки пленных не брать

Утром 14 октября 1942 года немецкие войска начали третий Sturm Сталинграда, который стал одним из самых сложных сражений Великой Отечественной войны. К моменту наступления вермахт имел над Красной Армией превосходство в артиллерии и пехоте в 1,7 раза, в танках почти в 4, в самолетах более чем 5 раз. В этом сражении русские и немцы проявили себя как природные воины, готовые умереть, но не сдаться.

Для решающего удара командующий 6-й армией вермахта генерал-лейтенант Фридрих Паулюс выбрал район Сталинградского тракторного завода (СТЗ) на северной части фронта 62-й армии Чуйкова. Для достижения подавляющего огневого преимущества было сосредоточено беспрецедентное количество войск. Только в первой волне на 4-километровом отрезке фронта от тракторного завода до завода «Баррикады» в наступление шло 3 пехотных и 2 танковых дивизии, 5 саперных батальонов. Всего в бой планировалось ввести 8 дивизий численностью 90 тыс. бойцов при 2300 орудий и 300 танках. Поддержку с воздуха осуществляла 1000 самолетов 8-го авиационного корпуса.

По данным историка Алексея Исаева, к началу битвы в составе 62-й армии генерала Василия Чуйкова было 44 тыс. бойцов стрелковых корпусов и дивизий, на вооружении которых находилось 1400 орудий и минометов. Кроме стрелковых соединений, Чуйков имел 80 танков 6-й гвардейской и 84-й танковой бригад. Также в обороне участвовали отдельные батальоны Сталинградского танкового завода, чьи машины использовались как неподвижные огневые точки. С воздуха 62-ю армию прикрывали 188 самолетов.

В 8 утра 14 октября 1942 года после 2,5-часового артобстрела немецкая пехота при поддержке танков пошла на приступ советских позиций. Усложняло оборону полное господство люфтваффе в воздухе. За день количество вылетов противника достигало 3000. Район сражения был покрыт пылью и дымом от разрывов, которые вызвали огромные пожары. По воспоминаниям Чуйкова, он по рации связался с командиром 8-й воздушной армии генералом Хрюкиным и просил угомонить фашистских «стервятников», но тот ответил, что аэродромы блокированы и поддержки не будет. Впоследствии командующий 62-й армией скажет, что из-за немецких самолетов «в тот день мы не видели солнца».

Каждый узел обороны немцы штурмовали двумя-тремя волнами танков с пехотой. Перед каждой атакой артиллерия и авиация «заливала» позиции красноармейцев огнем. Бойцы Красной Армии страдали из-за нехватки танков и поддержки с воздуха, но продолжали упорно отбиваться. Бои велись за каждый окоп, квартиру и лестничную площадку. Отдельные улицы и дома по несколько раз переходили из рук в руки. В таких условиях солдаты обеих сторон активно применяли бутылки с горючей смесью и гранаты. Нередким явлением стали рукопашные схватки.

К середине дня 14 октября немцы заметно продвинулись, а к концу дня захватили СТЗ, что позволило войскам противника наступать вдоль Волги в тыл 62-й армии. Однако уже ночью красноармейцы атаковали немцев, закрепившихся в индустриальных кварталах. 15 октября немцам удалось отрезать правый фланг 62-й армии от основных сил, но 7000 советских солдат под руководством полковника Горохова организовали круговую оборону в районе Рынка и поселка Спартака.

15 октября немцы обрушили свои силы на потрепанную в боях 37-ю гвардейскую дивизию, стрелки которой отдельными группами держали оборону в районе жилого поселка СТЗ. Защищая завод, подразделение оказалось полностью уничтожено. К этому времени противники сражались практически вплотную.

Пока командующий Василий Чуйков руководил обороной города, его охрана вела бой с немцами всего в 300 м от командного пункта. После войны генерал вспоминал: «Сведения от войск поступали противоречивые, и уточнять их становилось все труднее. Командные и наблюдательные пункты полков и дивизий разбивались снарядами и бомбами. Многие командиры погибли. но окруженные и отрезанные гарнизоны продолжали драться».

В ночь с 15 на 16 октября под огнем авиации с левого берега Волги удалось переправить полк 138-й стрелковой дивизии полковника Лютикова, который атаковал немцев в районе завода «Баррикады». Германцы продолжали давление на северную «группу Горохова» и одновременно с этим продвигались на юг, где им противостояли 37-я гвардейская и 95-я стрелковая дивизии, в которых к тому времени находилось по роте солдат. Наступил критический момент, и от разгрома Чуйкова спасла помощь в виде авиации и артиллерийской поддержки с левого берега Волги. Потрепанные части РККА укрепила 138-я стрелковая дивизия, которая 17 октября в полном составе оказалась в городе.

18 и 19 октября наступление продолжалось, но немцы был обескровлены. К концу сражения в советских дивизиях оставалось по 500-700 человек. По сведениям германского Генштаба, численность немецких частей уменьшилась на 40-60%. В середине октября бои за Сталинград не закончились и сражение продолжалось. Впереди были схватки среди руин, первые морозы, контрнаступление Красной Армии, полный разгром и пленение 6-й армии Паулюса.

«Шли на Sturm танков врага с винтовками

О Керченско-Феодосийской десантной операции в послевоенные годы почти не вспоминали. Ведь после успешного начала в декабре 1941 года она через пять месяцев окончилась тяжелейшим поражением. В последние годы были опубликованы написанные тогда доклады спасшихся командиров и политработников. Однако верховный главнокомандующий сохранил в своем архиве совершенно другой документ о керченской катастрофе.

В боях под Керчью Крымский фронт потерял, по официальным данным, 176 566 бойцов и командиров, все танки и большую часть артиллерии

| Отказ от ответственности | Контакты |RSS